Архив событий  
Научно-образовательные проекты
Борис Григорьев. Живопись, графика. Выставка в Государственной Третьяковской галерее

Крестьянская семья. 1923г.
В выставке участвуют произведения из собрания Sepherot Foundation (Лихтенштейн) при партнёрстве с Art-Bridge (Москва).  Государственная  Третьяковская Галерея

Лаврушинский, 12, Инженерный корпус, 3-й этаж
Пресс-конференция 13 сентября в 14.00

Выставка Бориса Дмитриевича Григорьева (1886-1939), одного из самых ярких художников начала XX века, приурочена к 125-летию со дня его рождения. Своеобразный летописец своего времени, внимательный и беспощадный к нему, Григорьев был далек от идеализации натуры. В острой, порой гротескной манере, он писал портреты знаменитых современников: Ф. И.Шаляпина (1918), А. М.Горького (1926), Н. Ремизова (1932-33), а также многочисленных безымянных персонажей-типов из повседневной жизни, которым он давал меткие названия-ярлыки «мужик с бородой», «жиган и проститутка», «сборщики устриц», «консьержка», «марсельские шлюхи».

Творческая биография Б. Д.Григорьева условно укладывается в период между двумя мировыми войнами, когда одно за другим в искусстве появлялись яркие художественные течения. Б. Д.Григорьев не идентифицировал себя через принадлежность к какому-то «изму», он был скорее художником-одиночкой.

Дебют Б. Д.Григорьева на выставке в 1913 году заставил говорить о нем как о блестящем рисовальщике. В середине 1910-х годов художник воспринимался как продолжатель традиции петербургского модерна, точнее — общества «Мир искусства» с его космополитизмом, увлечением ретроспективными мотивами, театрализацией, склонностью к иронии и игре. Сценический эффект, «постановочность» присутствуют в его знаменитом «Портрете В. Э.Мейерхольда» (1916).

Начиная с 1916 года в живописи Б. Д.Григорьева усиливаются неоклассические черты, портретные характеристики становятся более жесткими и трезвыми. В «Портрете Ф. И.Шаляпина» (1918) образ великого певца лишен всякого намека на идеализацию, а масштаб личности передается утрированной, скульптурной лепкой формы.

В 1917–1918 годах Б. Д.Григорьев переживает период наивысшего подъема. Он создает два живописно-графических цикла — «Intimité» и «Расея», ставших одновременно и вершиной его творчества, и наиболее спорными, даже шокирующими созданиями его таланта.

«Intimité» — разоблачение мифа о Прекрасной даме, воспетой искусством Серебряного века, откровенное повествование о современной женщине, живущей в мире грубых инстинктов, корысти и равнодушия.

Портрет еврейской девушки. 1918.
Портрет еврейской девушки. 1918.
Sepherot foundation (Лихтенштейн)

Эротизм, присущий эпохе, приобретает здесь новый, подчас зловещий характер.

Еще более неожиданным и смелым показался в 1918 году цикл «Расея» — эпически широкое, и в то же время, документально-натурное изображение русской деревни. В картине «Крестьянская земля» (1917) обращенные к зрителю лица крестьян исполнены глухой ненависти, накипевшего недовольства, готового вылиться отчаянным, непредсказуемым действием. Холодный, чеканный пластический язык усиливает трагическую экспрессию образов. Цикл «Расея» дал повод современникам сравнивать Б. Д.Григорьева с Ф. М.Достоевским, чем художник немало гордился. Возможно, что «Расея» произвела шок в 1918 году еще и потому, что она подводила черту под XIX веком, который прошел под знаком утопической веры в особую социальную и религиозную правду народа, а начавшийся ХХ век в эту «правду» верил мало.

Оба цикла были опубликованы в виде оригинальных изданий — альбомов, которые будут представлены на выставке, с текстами художника и профессиональных

литераторов. Кроме того, в них Б. Д.Григорьев дал выход своему пристрастию к искусству слова: известно, что он был автором романа «Юные лучи» (1912), писал стихи, выступал в печати с критическими эссе.

В 1919 году Б. Д.Григорьев покинул Россию, поселившись сначала в Берлине, затем в Париже. Его эмигрантская судьба складывалась удачно:

Марсельская шлюха. 1923г.
Марсельская шлюха. 1923г.
Sepherot foundation (Лихтенштейн)

персональные выставки прошли в Париже, Милане, Праге, Нью-Йорке, где Григорьев как портретист пользовался большим успехом. Он дважды путешествовал по Южной Америке, а закончил свои дни в городке Кань-сюр-Мер на Лазурном берегу. В эти годы Б. Д.Григорьева особенно волновало своеобразие различных национальных характеров и самоощущений. В Бретани, Провансе, Италии он подмечает особенности облика, душевного склада, быта жителей этих мест, и в его творчестве возникают емкие портреты-типы: «Женщина из Бург де Батц» (ок. 1925), «Бедность» (1925). «Мой садовник» (середина 1920-х); в последний год жизни им написан символический, жуткий «Немецкий мясник. Лик Германии» (1938).

Но Россия не отпускала Б. Д.Григорьева. Ее образы-воспоминания трансформировались в «Лики России» в одноименном цикле (1921-1923); в «Портрете Горького» (1926) они проходят вереницей перед писателем, волнуя его воображение. Художник надеялся вернуться в Россию, но, по его выражению, «как сын, а не пасынок».

В поздние годы Б. Д.Григорьев признавался, что устал быть «обличителем». В «Портрете С. В.Рахманинова» (1930), картине «Виолончелист» (1938) и других художник противопоставлял катаклизмам современного мира творческую энергию людей искусства. Гармонией дышат его пейзажи 1930-х годов — виды Южной Америки, где неоклассическая строгость уступила место живописной свободе.

Выставка в Третьяковской галерее является продолжением проекта Русского музея и включает около 150 произведений из музеев Москвы, Петербурга и провинции, российских и зарубежных частных собраний и галерей. Помимо живописи и графики, в экспозицию войдут письма Григорьева, хранящиеся в Отделе рукописей, и редкие издания его произведений из библиотеки Третьяковской галереи.

По информации www.tretyakovgallery.ru