Архив событий  
Русский Космос, Castello di Rivoli Museo d’Arte Contemporanea

The Russian Cosmos

ОРГАНИЗАТОР: Castello di Rivoli Museo d’Arte Contemporanea,  Multimedia Art Museum Moscow, 

В выставке участвуют произведения из собрания Sepherot Foundation (Лихтенштейн) при партнёрстве с Art-Bridge (Москва).

 

Выставка состоялась при поддержке высочайших Итальянских и Русских государственных учреждений- Сastello di Rivoli Museo d'Arte Contemporanea и Мультимедиа Арт Музея Москвы представлена, вместе с CIVITA. THE RUSSIAN COSMOS протекала в рамках обменной программы на 2011 год итальянской культуры и языка в России и российской культуры и русского языка в Италии. Выставка, представленная на третьем этаже бывшей резиденции владения Savoy, знаменует собой второй этап в международном культурном обмене, который с мая по июль, посвященный русским посетителям выставки в Москве под именем Арте «Повера» в Москве. Произведения из коллекции Castello di Rivoli. Это было беспрецедентное событие для России и чрезвычайный общественный успех выставки это подчеркгул. Примечательно то, что The RUSSIAN  COSMOS совпал с 50-ти летней годовщиной первого космического полета- Юрия Гагарина и запуском основной советоско-евро-американской программой освоения космического пространства. Выставка разделена на шесть тематических частей и подчеркивает взаимную связь между влиянием научного и художественного мира на русской сцене с 1920-х до художественных экспериментов современности. Россия, "мифологическая" земля, вечно живущая  по проекции  за пределами своей физической и материальной реальности и являлась местом происхождения и возможно, поводом для многих рассказов. Одним из таких возможных сказаний- мечта о космическом пространства и миф о его завоевании. Из истоков того, что бы стать по-настоящему, исторически ложной одержимостью в идеях знаменитого русского ученого Константина Циолковского, который заложил основы научных исследований, которые привели бы к разработке космических кораблей и создание научно-исследовательского института, впоследствии возглавляемый другим русским ученым- Сергеем Королевым. Первые космические корабли - спутники - были построены под руководством Королева, и открыт путь к первым в истории космическим полетам с экипажем.

Начиная с момента полета Юрия Гагарина, миф о космосе в Советском Союзе стал мощной мифологемой и возможностью сплотить общество. Это был воспитательный миф для всех советских детей, и каждый мечтал стать космонавтом. Идея космоса, более сопоставима с бесконечным пространством, чем с окружающей средой, которая стала мотивом и источником вдохновения для цикличных русских художников и архитекторов. Одной из основных тем авангарда стала не линия горизонта, а диагональ в работах Малевича и на фотографиях Родченко, эмблема вдохновения на неведомую даль. На выставке представлены объекты и модели Циолковского, которые сделаны вручную и по настоящее время увековечены в музеях России, вместе с установками которые имеют отношение к первому из космических спутников и космонавту Юрию Гагарину. Также на сохранений имеются мультфильмы и видео, работы художника и архитектора Юрия Аввакумова, завоевавшего главные призы в самых важных соревнованиях утопической архитектуры, проводимых в Европе и Японии в конце 1980х.

THE RUSSIAN COSMOS предоставляет  так же возможность молодым русским фотографам выставлять некоторые фотографии, работы Ивана Михайлова,  зачастую можно увидеть на международных выставках.

Темы расстояния и мечты, машин и воображения, завоевания и взаимного обогащения представлены в работах более, чем 30 художников на выставке The RUSSIAN COSMOS. Среди них стоит выделить, Казимира Малевича, Константина Циолковского, Сергея Королева, Юрий Аввакумова, Андрея Савина, Илья и Эмилии Кабаковых, Ивана Михайлова, Александра Джикия, Булат Галлева, АВС (Art Business Consulting), Дмитрия Гутова, Тимура Новикова , Вячеслава Мизина, Александра Панкина, Константина Батынкова, Алену Кирцову, Владимира Стерлигова, Василия Чекрыгина, Николая Суетин, Илию Чашника, Кирилла Ass и Blue Group soup, Франциско Инфанте Арана, Георгиz Гурьянова, Игоря Веричева  (группа NOVYE KOMPOZITORI), Андрей Кристава, Группа ASSA (Тимура Новикова, Георгия Острецова, Ивана Сотникова, Олегa Котельникова), Илью Китупа и Павла Пепперштейна.

Куратор: Ольга Свиблова

 

 

 

Выставка Arte Povera International куратора Джермано Челанта, автора термина arte povera ("бедное искусство"), развернута в парадных залах Кастелло ди Риволи. В резиденции Савойских герцогов, обещавшей стать очередным шедевром Филиппо Юварры, если бы колоссальный барочный дворец, возводившийся на месте средневекового замка, был достроен, так что в нынешнем незавершенном виде это тоже в каком-то смысле образчик итальянского бедного. Итальянцы, представители arte povera, выставлены вперемежку с идейно близкими заграничными современниками, от Энди Уорхола до Йозефа Бойса. И таким образом "бедное искусство", а с ним и вся Италия в придачу — та, что, как принято считать, после футуризма только и могла что плестись в хвосте мирового художественного прогресса, оказывается в рядах интернационального авангарда. "Русский космос", поместившийся под крышей, над Arte Povera International, неожиданным образом срифмовался и с соседней выставкой, и с самой недостроенной цитаделью: наш проект объясняет, как Россия, бывшая в начале XX века впереди авангарда, сдала передовые позиции в искусстве. Конечно, выставок про русские утопии было предостаточно, но гагаринский юбилей, как назло отмеченный рядом конфузов отечественной космической программы, расставляет по местам и космос, и космизм, и авангард, и современное искусство. 

Фото: Анна Толстова, КоммерсантъЛюбопытство публики, привлеченной названием "Русский космос", будет удовлетворено сполна: кроме изрядной подборки графики супрематизма, фотографий "Летатлина", сделанных Александром Родченко и Игорем Пальминым, и изящного ассорти из работ современных художников, здесь полно нехудожественных раритетов, в контексте выставки обретающих художественный смысл. Например, рисунки Константина Циолковского из архива РАН — альбом 1933 года, в фантастически точно предугаданных деталях изображающий космический полет. Огромная слуховая трубка и похожая на Всевидящее Око модель дирижабля из Музея истории космонавтики имени Циолковского в Калуге, собственноручно изготовленные "калужским мечтателем" и выглядящие как уменьшенные объекты какого-нибудь Ричарда Серры. Или трогательный набросок Сергея Королева, сделанный на космодроме Байконур 17 августа 1960 года для одной, надо полагать, очень симпатичной сотрудницы: над земным шаром летит спутник, а к нему с Земли тянется цветочек. На выставке можно посмотреть и шедевры советского фантастического кино: "Аэлиту" Якова Протазанова, "Космический рейс" Василия Журавлева, "Планету бурь" Павла Клушанцева, вдохновившую Стэнли Кубрика и Джорджа Лукаса на их звездные эпопеи,— всего этого не увидеть в знаменитом Туринском музее кино, где русский вклад в мировой кинематограф ограничивается Эйзенштейном и Тарковским. 

Фото: Анна Толстова, КоммерсантъОднако все вместе складывается в довольно печальную историю. Экспозиция начинается рисунками Василия Чекрыгина из серии "Воскрешение": мистические видения едва ли не самого верного последователя космиста Николая Федорова среди художников авангарда показывают, что русская идея освоения космоса — это мечта обрести бессмертие, и в ней невероятным образом сходятся практицизм и вера, наука и религия, утопия и жизнестроительный пафос. О религиозном и мистическом смысле русского космоса говорят тут и парящие во Вселенной супрематические архитектоны Казимира Малевича, Николая Суетина и Ильи Чашника, и работы современных художников. "Проекты реконструкции звездного неба" Франциско Инфантэ-Араны, битвы космических стихий в гризайлях Константина Батынкова, блуждающий в снегах "Ангел" Леонида Тишкова, поблескивающий звездочками костяшек домино "Мавзолей" Юрия Аввакумова. Даже фотографии легендарной акции 1999 года, когда совпали православная Пасха и День космонавтики, по случаю чего члены группы "Синий суп", Кирилл Асс и другие сочувствующие методам упаковщика Христо укрыли Московский планетарий алым покровом с буквами "ХВ", превратив его в гигантское пасхальное яйцо. 

КоммерсантъВыставка выстроена на визуальных рифмах, но в одних случаях они точные, то есть совпадающие по смыслу, а в других — нет. Скажем, альбом Константина Циолковского удачно вывешен рядом с офортами Ильи Кабакова из проекта "Центр космической энергии", отчего "дедушка отечественной космонавтики" кажется типичным кабаковским персонажем. А вот распятые под куполом цирка воздушные акробаты Владимира Стерлигова, ученика Малевича,— не товарищи распятой космонавтке Вячеслава Мизина из "Синих носов": в отличие от авангарда, современное русское искусство в отношении космоса по большей части иронично. Советский космический миф разобран по винтикам в "тряпочках" Тимура Новикова и картинках "Новых художников", в гуашах Ильи Китупа и в коллажах Дмитрия Гутова, в видео и перформансах "Синих носов", в инсталляции Александра Джикии, в комиксах Паши Пепперштейна и в граффити Валерия Чтака. 
Почему восторжествовала ирония, возможно, объясняет ключевая вещь на выставке — настенная инсталляция Сергея Шутова "Небесные силы железного города": силуэты звезд, ракет и спутников из колючей проволоки придают политическое звучание крылатым словам per aspera ad astra, намекая на то, что советская космическая мощь ковалась за решеткой, иногда — в буквальном смысле. Это, конечно, очень по-русски: перед казнью, сидя в каземате Петропавловской крепости, рисовать ракету, как Николай Кибальчич, преодолевать земное тяготение в кандалах, строить город солнца за железным занавесом. И удивляться, почему искусство в таких условиях вырождается в соцартистское скоморошество. В финале выставки можно видеть кино- и фотохроники гагаринского триумфа в Москве, комментарием к которым служит видео Дмитрия Булныгина "Союз-11": хоррор, пародирующий кубриковскую "Космическую Одиссею", изображает катастрофу чудовищного корабля из кубиков сахара-рафинада, не тающего в воде, а как будто бы разлагающегося, словно живое существо. Словно империя, давшая имя "Союзу-11": ее затянувшуюся агонию мы наблюдаем по сей день, приключения "Фобоса" — лишь одна из конвульсий. 

Подробнее: Анна Толстова http://www.kommersant.ru/doc/1842553